Благотворительный фондДоброта на Волге
Вы можете помочь отправив
SMS на номер 3443
ДОБРОТАНАВОЛГЕ 100*
* сумма пожертвования от 10 до 15000р
Административные расходы фонда не включаются в программу сбора средств. Все пожертвованные деньги направляются на реализацию программы Подробнее:
Собрано 25 955 руб.
Из 316 000 руб.

На самом деле бездомный — такой же человек, что и домашний...

Зима очень медленно движется к концу. За окнами — уверенный минус. Зима — это сложно. Сложнее всего перенести ее тем, кто не думает о лыжах, горячем кофе по пути на работу и полах с подогревом, манящих из офиса домой. Пережить зиму, в буквальном смысле, сложнее тем, у кого ДОМА, по разным обстоятельствам, просто НЕТ.

Бездомные кажутся недружелюбными, опасными для общества, но эта внешняя агрессия — лишь следствие страха, зеркальной боязни общества, которое, если уж начистоту, не всегда благосклонно к людям, оставшимся без крова.

Многие думают, что путь на улицу — вопрос планомерного движения по наклонной: низкая самоорганизация личности, пьянство, наркомания. Да, это работает, но и не только это. Судьбы людей, оказавшихся на улице, гораздо сложнее и непредсказуемее, чем может показаться со стороны. 

Вот, например, подопечный «Дома друзей». Назовем его Андрей. Он долго жил с мамой. Закончил мединститут, работал — вполне успешный и востребованный специалист. Но мама умерла от инфаркта. Прямо на руках сына — не успел довезти до больницы. Внутри Андрея запустился механизм саморазрушения — не выдержал потери самого близкого человека. Не выдерживал находиться сам в квартире: жил то у знакомых, то в гостинице, работать вообще не мог. Пять лет блужданий по улице. Утеря профессиональных навыков. Потеря жилья за долги.

Или Анна, скромная женщина с пятилетним ребенком, которая пришла за помощью в общину Святого  Эгидия, в «Дом друзей на улице». Она москвичка, но еще в 1990-е отчим продал квартиру. Столичная прописка сменилась  областной. Тогда Анна жила с мужем, снимали жилье, и вроде бы ничего, но расстались. И снова новая квартира в аренду, работа… Мама сидела с ребенком, но однажды помогать перестала. Детский сад по областной прописке не дают — на работу с крохой не пускают. Деньги закончились, аренда тоже. На смену квартире пришла первая ночь в подъезде…

Супруги Владислав и Ольга – из Екатеринбурга. В Москву они приехали работать, но на предприятии, куда они устроились, им перестали выплачивать зарплату. Когда становится трудно с заработками, приходят в «Ангар спасения» – поесть и отдохнуть. Живут они, где придется, – иногда что-то удается снимать, иногда – на вокзале и на улице. В одну из вокзальных ночевок у супругов украли документы, сотрудники «Ангара спасения» помогли их восстановить. 

А вот еще Оксана. Она жила с мужем, все было прекрасно. Продали квартиру, чтобы взять ипотеку и расширить жилплощадь. Муж умер от инфаркта. Одной зарплаты на оплату купленного жилья не хватало — квартиру отобрали за долги. Оксана не сдавалась. Работала, снимала, без договоров и агентств — так дешевле. В один не прекрасный момент хозяйка квартиры просто выставила ее на улицу и сменила замок, несмотря на залог и оплату последнего месяца проживания. Больше денег не было. Так и очутилась на улице.

На фото Тракторозаводский район Волгограда

В целом проблема бездомности до сих пор плохо воспринимается обществом.

Более того, средний социальный уровень жизни человека в стране таков, что многие имеют очень высокий уровень риска остаться без крыши над головой. Но если попасть на улицу может любой человек, то путь назад, домой, проходят не все.

«Бездомность меняет сознание человека. Это серьезная социальная проблема, которую нельзя объяснить популистски. Это болезнь общества, от которой большая часть социума старается максимально дистанцироваться, делая вид, что это совершенно не про них.

«Мало кто сможет уйти в одиночку с улицы»

«На самом деле бездомный — такой же человек, что и домашний. И среди бездомных людей, и среди домашних людей бывают как ленивые, так и трудолюбивые, как озлобленные, так и наивные, как верящие в чудо, так и циники, и все они, по крайней мер, подавляющее большинство, не хотят жить в подвале или на чердаке. Но как для того, чтобы оказаться на улице, требуется комплекс событий, качеств человека, отношений с людьми, так и с возвращением с улицы: одного желания не достаточно. Любая мотивация и даже уверенность в себе стремятся к нулю после одной-двух недель на улице. Спустя даже короткое время,  которое человек проведет немытым, голодным, обезвоженным, простуженным, и,  конечно, напуганным,  в нем упадет самооценка, способность отстаивать свои права. Ты думаешь о том, где провести ночь так, чтобы тебя не побили,  так, чтобы поспать хотя бы несколько часов, чтобы была питьевая вода и подобие нормального туалета. И одна только мысль о том, с какой долей осуждения придется столкнуться, преодолевая путь от места последней ночевки до заветного окошка УФМС (если вообще  его такого туда пустят), часто становится решающим аргументом в пользу еще одного дня на улице. А потом еще одного и еще. Ну, а мы, в смысле общество, тоже не способствуем возвращению бездомных домой: проходя свозь толпу людей, мыслящих стереотипами и готовых стигматизировать человека в грязной одежде и с неприятным запахом, оскорблять его и косится недобрыми взглядами, мало кто сможет уйти в одиночку с улицы. 

Взято с сайта http://philanthropy.ru, аЕлизавета Яковлева